Search Engine Optimization (SEO)
Keyword Research
Pay Per Click (PPC) Management
Social Media Marketing
Los Angeles San Diego Phoenix Las Vegas
Milana Skin Care - Russian Skin Therapist in San Diego
  Поиск Home \ Интервью Регистрация   Вход      
 НОВОСТИ Минимизировать

  
 ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ Минимизировать

  
test

Эмма Стоун: «Все детство я страдала от панических атак» - 02.14.2018

     Forbes назвал Эмму Стоун самой высокооплачиваемой актрисой в мире. Правда, разговаривая с ней, забываешь, что перед тобой мировая знаменитость — с виду обычная девчонка, которая когда-то сбежала из Аризоны, чтобы прославиться в Голливуде. И ей это удалось. Сначала мы заметили Эмму в подростковых комедиях, потом она стала новой пассией Человека-паука, а теперь за ее плечами «Ла-Ла Ленд» (за роль в котором она получила свой первый «Оскар»). Только мало кто знает, что для покорения Голливуда ей сначала пришлось справиться с самой собой — победить маниакальную тревожность и склонность к паническим атакам.

     — Эмма, привет! Так непривычно видеть тебя без фирменного рыжего цвета волос. Расскажи, что случилось? Ты перекрасилась ради роли или он тебе просто надоел?

     — Нет, это скорее возвращение к истокам: я на самом деле блондинка. В первый раз сменить цвет волос меня уговорил продюсер Джудд Апатоу для роли в «SuperПерцах». Это было в 2007 году. На кастинге я вообще была брюнеткой. Джудд зашел в комнату, бросил на меня взгляд и сказал: «Эту сделайте рыжей, нужна изюминка». А теперь меня по-другому и не воспринимают. (Cмеется.)

     — Насколько я знаю, ты сейчас живешь в Нью-Йорке. А почему не в Лос-Анджелесе, как в «Ла-Ла Ленде»?

     — Раньше я обожала Лос-Анджелес, даже называла его домом, но теперь как-то к нему охладела. Тяжело жить там, где люди делят одну мечту. То же самое можно сказать и про Вашингтон: все работают во власти и только о ней и говорят, больше никаких тем, ни одной свежей мысли — как болото. В то время не было кучи альтернативных способов заявить о себе, все просто ходили на прослушивания. Это теперь можно снять короткометражку и запустить ее в социальных сетях или сделать ролик на YouTube. Вариантов стало множество, но поначалу Лос-Анджелес был просто клоакой: сплошные актеры, которые не знают, куда себя пристроить. Поэтому я переехала. В Нью-Йорке можно спокойно пойти в театр вечером или поужинать с друзьями. К примеру, недавно была у Дженнифер Лоуренс. Мы смотрели «Фокус-покус» с Бэтт Мидлер и Сарой Джессикой Паркер. Старье, конечно, зато отлично провели время.

     — Почему ты вдруг переключилась на мюзиклы? Ведь изначально в твоей фильмографии ими даже не пахло.

     — Знаешь, в Нью-Йорке есть то, чего нет в Лос-Анджелесе — это Бродвей. Когда мне было лет девять, мы с мамой поехали смотреть «Кабаре». Денег хватило только на стоячие места, но я была в восторге. Так что нет ничего удивительного в том, что через несколько лет меня снова занесло на сцену «Кабаре», правда, уже в качестве актрисы. Рецензии были неожиданно блестящие, Daily News даже написала, что я сверкала на сцене. И вот в зале оказался режиссер Дэмиэн Шазелл. Его «Одержимость» как раз недавно взяла три «Оскара», и теперь он искал актрису для нового проекта — романтического мюзикла, где все, понятное дело, будут радостно петь и танцевать. Ну и я со своим «Кабаре» пришлась очень к месту. Дэмиэн потом сказал мне, что хотел актрису с комедийными способностями, но в то же время способную быть ранимой и нежной, показывать сильные эмоции. Кстати, изначально он планировал на главные роли Эмму Уотсон и Майлза Теллера. Но Уотсон «отдалась» Диснею, а переговоры с Теллером ничем не кончились, поэтому он обратил внимание на меня. Мы ужинали с Дэмиэном на День благодарения в 2014 году в Бруклине и обсуждали «Ла-Ла Ленд».

     — Еще один мюзикл? Не испугалась?

     — Я тогда все еще играла в «Кабаре», и, честно говоря, идея сняться в еще одном мюзикле казалась мне просто безумной. После «Кабаре» я вообще думала, что больше никогда не буду петь и танцевать на сцене. Но Дэмиэн настаивал. Он снова встретился со мной в гримерке перед шоу, привез демозаписи, рассказал, как он представляет себе каждый номер, ну и, конечно, «вишенкой на торте» стало то, что он ведет переговоры с Райаном Гослингом. Я снималась с ним уже два раза — в «Этой дурацкой любви» и в «Охотниках на гангстеров». Не буду врать, я просто обожаю работать с Райаном. Он один из моих лучших друзей — кажется, что с ним можно преодолеть все. А тут еще Дэмиэн добавил, как ему нравится идея взять на роли двух актеров, которые уже снимались вместе, как в золотой век мюзиклов, когда Джинджер Роджерс и Фред Астер были самой любимой экранной парой. Дэмиэн хотел добавить в фильм «химии», а у нас с Райаном ее хоть отбавляй. Ну и мое сердце растаяло.

     — Сердца академиков тоже растаяли: целых четырнадцать номинаций на «Оскар» и, конечно же, твоя победа! Как ты ее восприняла?

     — Это было потрясно, что скрывать. Но вообще я про «Оскар» даже не думала, победа стала сюрпризом. Тем более что помимо меня номинировались Изабель Юппер, Натали Портман и Мэрил Стрип. Я больше болела за них. Да и теперь стараюсь не думать о том, что у меня есть эта статуэтка. Намного важнее двигаться вперед и не прикидывать все время, за какую роль тебя снова наградят. Просто выбирать проекты по душе.

     — Давай вернемся немного к тому, как все начиналось. Расскажи о своей семье.

     — Мы обитали вчетвером: я, мой младший брат, папа и мама. Папа работал подрядчиком, а мама была домохозяйкой. Не шиковали, но и копейки не считали. В основном жили на кредиты. Когда мне было восемь, бизнес отца неожиданно пошел в гору. Ничего принципиально не изменилось, но мы все задышали как-то свободней. Родители воспитали нас с братом в лютеранской вере и очень поддерживали во всем, многое разрешали. К примеру, могли сказать: «Если выпьешь на вечеринке, набери — мы тебя заберем». К слову, меня зовут Эмили, а не Эмма. Но потом, когда мы проверили списки Гильдии актеров, оказалось, что Эмили Стоун там уже есть, пришлось стать Эммой.

     — На шоу Стивена Кольбера ты призналась, что с семилетнего возраста страдаешь от панических атак. Удалось ли тебе их победить?

     — Да, все верно. Хотя мое детство было довольно тихим и спокойным, я выросла очень тревожным ребенком — все время просчитывала на тридцать шагов вперед и доходила до худшего варианта развития событий, так начиналась паническая атака. Когда мне было семь, мне показалось, что дом горит. Я прямо ощущала запах дыма и гари. Это не было галлюцинацией, просто в груди сдавило, я не могла дышать, казалось, что сейчас умру. Это была, наверное, первая моя паническая атака. Но тревожность не покидала меня никогда. Я десятки раз интересовалась у мамы, какие у нас планы на день, когда она подвезет меня до школы или где будет сама, что мы будем есть на обед и всякое такое. Было просто тошнотворно. Я не могла пойти в гости и порой даже просто выйти за порог дома. В итоге в девятилетнем возрасте родители решили отправить меня к психотерапевту, и это очень помогло. Я тогда написала книгу «Я больше, чем моя тревога», она и сейчас со мной. Еще я нарисовала маленького зеленого монстра, который сидит у меня на плече и нашептывает в ухо всякие нелепицы. И каждый раз, когда я доверяю ему, он растет. Если постоянно прислушиваться к нему, монстр меня раздавит. Но если отвернуться и просто его не замечать, он побормочет еще немного, а затем исчезнет. Недавно я начала сотрудничать с Child Mind Institute. Эта организация помогает детям бороться с психологическими расстройствами. Мне хочется рассказать им, что я пережила на собственном опыте, как научилась контролировать свои эмоции, хотя я до сих пор очень мнительна.

     — Что тебе больше всего помогло?

     — Как выяснилось, актерские курсы стали для меня лучшим способом победить монстра. Погружаясь в иллюзорный мир, я перестаю выдумывать глупости в реальном. Я начала выступать в молодежном театре, делала импровизации. Мне кажется, импровизация — это антипод тревожности. Именно зарисовки позволили мне меньше беспокоиться о трудностях в настоящей жизни и научили общаться с другими людьми. Думаю, родители тоже заметили, как благотворно на меня повлияла актерская игра.

     — А как ты справляешься сейчас? Не переживаешь ли перед интервью?

     — Конечно, публичность добавила стресса в мою жизнь. После «Отличницы легкого поведения» я поняла, что по-настоящему известна, ко мне стали подходить на улице. Это поначалу пугало, но постепенно я научилась справляться со страхом, так что панических атак больше не было. И встречи с журналистами меня тоже уже сильно не пугают. Перед каждым интервью я минут пять глубоко дышу и привожу мысли в порядок, чтобы не нервничать. Вообще интервью — это что-то вроде психотерапии для меня, разница только в том, что твои ответы запишут и где-то напечатают. Мне бы хотелось как-нибудь самой провести интервью и почувствовать, как это — разбирать другого человека по косточкам. (Улыбается.)

     — Как ты перебралась в Голливуд, уже решив проблемы с паническими атаками? Помогала ли тебе семья?

     — Мне было четырнадцать. Я как раз сидела на уроке истории и вдруг подумала, а почему бы не переехать в Лос-Анджелес и не попробовать стать актрисой. Знаю, звучит дико. И ведь надо было еще убедить родителей, что моя идея не полный бред! В общем, я приехала домой и создала презентацию в PowerPoint под названием «Проект Голливуд». Позвала маму с папой в спальню и показала им свой план, по которому мы с мамой переезжаем в Голливуд, где я перехожу на домашнее обучение и хожу на прослушивания, а папа остается здесь и занимается своим бизнесом. Я была в шоке, когда они согласились! Нормальные родители лишь махнули бы рукой, но мои уже были приучены к логичности моего странного мышления. Ведь в двенадцать лет я создала другую презентацию, в которой доказала, что мне стоит перейти на домашнее обучение. Тогда они тоже приняли мои доводы. Так что сразу после моего пятнадцатого дня рождения в 2004 году мы с мамой собрали вещи и перебрались на ранчо Ла Бри в Голливуде. Изначально мы планировали остаться на пилотный сезон, чтобы я ходила на прослушивания для сериалов. Три месяца я только этим и занималась, но ничего не вышло. Меня уже хотели отправить обратно домой, но я решила остаться — даже устроилась в кондитерскую для собак. Да-да, для собак! Параллельно снялась в эпизодах «Малькольм в центре внимания» и «Медиума». Ничего серьезного, но на плаву кое-как держалась. Заодно я познакомилась с Дагом Уолдом, который до сих пор работает моим менеджером.

     — Когда же пришел успех?

     — Это случилось в 2007 году, когда мне было девятнадцать. В «SuperПерцах» мне досталась роль пассии персонажа Джоны Хилла. Роль была крошечная, но меня наконец заметили. Видимо, не зря Джудд Апатоу перекрасил меня в рыжий. Предложения посыпались как из рога изобилия, в основном это были комедии: «Призраки бывших подружек», «Добро пожаловать в Zомбилэнд» и, наконец, «Отличница легкого поведения». Главная роль в комедии — это был мой бенефис! В то время я познакомилась с кучей людей, которые теперь являются большими звездами. Тогда они только начинали, как и я. В это время я и переехала в Нью-Йорк, в Голливуде стало как-то тесновато.

     — На съемках «Нового Человека-паука» ты встретила Эндрю Гарфилда, и ваша любовная история перетекла с экрана в реальную жизнь. Как так вышло?

     — Мы познакомились еще на кастинге. Эндрю утверждает, что глаз от меня не мог отвести. Типа любовь с первого взгляда и всякое такое. Ради того, чтобы быть вместе, мы разорвали свои прошлые отношения: я тогда встречалась с Кираном Калкином, а Эндрю — с Шэнон Вудвард. Скрывались от папарацци как могли, но долго свой роман в секрете не удержали. Только в 2012 году мы решились вместе появиться на красной дорожке, до этого нас разве что пару раз ловили на улице. Потом мы снимались в продолжении «Человека-паука» и уже более открыто появлялись на публике, но через пять лет все же начались сложности. Мы то сходились, то расходились.

     — Вы казались идеальной парой. Прости, пожалуйста, за такой нескромный вопрос, но почему вы все-таки расстались?

     — Наверное, я была отчасти виновата в нашем разрыве. Все же пять лет — большой срок, и Эндрю уже хотел двигаться дальше, заводить семью и детей. А я пока не была готова к такому шагу. Но я по-прежнему очень тепло отношусь к нему и готова поддержать во всем, хотя мы уже не вмес-те больше двух лет.

     — Давай поговорим о твоем последнем проекте — «Войне полов», где ты сыграла теннисистку Билли Джин Кинг, а Стив Каррел — теннисиста Бобби Ригса. Матч между ними был огромным событием.

     — Это случилось сорок четыре года назад. Бобби Ригсу было тогда пятьдесят пять, а Билли Джин всего двадцать девять, но уже тогда она была ракеткой номер один в женском теннисе. И вдруг этот шовинист предложил ей межполовой матч (понятно, чтобы унизить женщин и показать, что им место только в спальне и на кухне). Вот только он просчитался — Билли Джин сделала его в трех сетах. Матч смотрели двадцать девять миллионов человек. Это стало событием национального масштаба и началом больших перемен. Так что Билли Джин по праву считается одной из главных фигур, борющихся за равноправие.

     — Ты впервые играла реального человека. Встречалась с Билли Джин лично?

     — Да, мы даже ходили вместе на теннисные матчи US Open. Весь матч я слушала ее едкие комментарии, другой комментатор был просто не нужен. Тем более что рядом с нами никто не сидел, так что все досталось одной мне. (Смеется.) Это было просто супер! Кстати, перед тем как сыграть Билли Джин, я вообще не занималась никаким спортом. Это мой брат был квотербеком в школьной команде, я же не умела ничего.

     — Но ты же готовилась? Или все делали дублеры?

     — Что ты, у нас был целый тренировочный лагерь! Куча тренеров следили, чтобы я не облажалась на площадке. К тому же Билли Джин как-то сказала мне: «Когда выходишь на корт, паника остается позади. Сейчас время шоу». Мне это очень помогло справляться с тревожностью. Плюс я читала статьи того времени, смотрела ее интервью и матчи. Не хотелось провалиться в таком важном проекте.

     — Чему ты научилась у Билли Джин Кинг?

     — Думаю, основный посыл ее феминизма — это равноправие. Она любит мужчин и женщин совершенно одинаково. Все дело в равном уважении и одинаковом отношении. Когда мы осознаем, что человек перед нами больше похож на нас, чем отличается, становится намного проще его понять. Это может быть сложно, учитывая, что все мы воспитывались по-разному, но стоит принять: равноправие — это основополагающая вещь. Мы все люди, и все стремимся к своим мечтам. Иногда проигрываем, иногда выигрываем, но всегда делаем все от нас зависящее. И не нужно быть идеальным, чтобы быть великим. Вот что больше всего вдохновило меня в выступлениях Билли Джин того периода и чему нужно следовать и сейчас. Она была очень храброй, говоря о таких вещах, когда место женщины действительно было лишь на кухне и в спальне. Теперь только в наших силах не дать ее словам затихнуть.

По материалам http://www.womanhit.ru

Вуди Аллен: «Я — «продукт» многих замечательных женщин» - 01.29.2018

     Режиссер дал интервью в Париже, куда он приехал представлять свой фильм «Колесо чудес» — драматическую историю о любви и предательстве. Аллен рассказал о детстве в Нью-Йорке, о таланте Джастина Тимберлейка и о том, почему нужно слушаться сердца.

     — Действие вашего фильма «Колесо чудес» происходит в 1950-е годы в парке аттракционов на Кони-Айленде, в Бруклине, в двух шагах от места, где вы родились. Вы бывали в этом парке ребенком?

     — Конечно! В первый раз родители сводили меня туда в начале 1940-х. Я помню те впечатления. Живешь себе в жилом районе Бруклина, с обычными домами и школами, проходишь пару кварталов, и вдруг перед тобой возникает это волшебное место с магическими шоу и горками, где можно кататься на машинах, стрелять в тире и есть всякие вкусности — попкорн, кукурузу, хот-доги. Это потрясающе! К тому же парк стоит прямо на берегу моря — можно было валяться на пляже, плавать, а потом провести еще пару часов на Кони-Айленде. Когда парк развлечений только построили, он был просто фантастическим. А потом — знаете, как это бывает, — он становился все хуже и хуже. Ребенком я не застал его лучшие годы — они пришлись на начало 1900-х, когда я еще не появился на свет. Но все же он был достаточно интересным для мальчишки.

     — Бруклин очень изменился с тех пор, теперь его называют новым Манхэттеном. Как вы относитесь к изменениям?

     — Что ж, Бруклин действительно преобразился. Когда я рос, этот район был очаровательным. А потом в нем появились уличные банды, и жить там стало довольно опасно. Но в последнее время из-за дороговизны недвижимости на Манхэттене люди потихоньку начали перебираться в Бруклин, и случился настоящий ренессанс. Это сразу бросается в глаза. Недавно я снимался в фильме Джона Туртурро «Под маской жиголо», где местом действия был Бруклин. Я был поражен, какими опрятными стали широкие улицы, старинные дома, как много там появилось деревьев. Бруклин сейчас по-настоящему красив, правда, теперь это не такой уж и дешевый район.

     — А вы бы хотели туда вернуться? Так сказать, замкнуть круг?

     — Видите ли, я фанат Манхэттена. Я жил в Бруклине в бедном многоквартирном доме, где один телефон на всех, который все друг другу перебрасывали. И мечтал о Манхэттене — большом районе по другую сторону моста, с пентхаусами, шампанским и белыми телефонами. А еще — с ночными клубами, театрами, операми и концертами. Мы представляли его именно таким. Я вырос на мифе о Манхэттене и не мог дождаться, когда перееду туда. Мне повезло — я поселился в этом районе, когда мне было девятнадцать лет. И с тех пор живу там. Теперь я уже слишком стар и считаю, что нет смысла переезжать обратно. Но время от времени, возвращаясь в Бруклин, смотрю на свой старый район и погружаюсь в ностальгию. Начинаю вспоминать детство и юность.

     — Говорят, мужчины не могут понять женщин. Вам же в «Колесе чудес» удалось создать яркие женские персонажи, которых сыграли Кейт Уинслет и Джуно Темпл. В чем секрет?

     — Сначала я, как и многие мужчины, совсем их не понимал. Писал сценарии только для себя — в моих первых фильмах звездой был я сам. А потом начал встречаться с Дайаной Китон. У нее была роль в моей пьесе «Сыграй это еще раз, Сэм!», мы подружились, стали вместе жить. Я был абсолютно погружен в нее — Дайана была такой умной, чувствительной, талантливой и знала столько всего. И я начал смотреть на мир ее глазами и писать для нее. Так я создал первые женские образы и по сей день продолжаю их писать. Женские персонажи всегда очень интересные и сложные.

     — Чему вас научили ваши жены?

     — Я был женат трижды, и у каждой из моих жен я научился чему-то. Первая, Харлин Розен, изучала философию и привила мне интерес к этой науке. Мы были детьми, когда поженились: ей — семнадцать, мне — девятнадцать. По сути, мы просто съехали от родителей. Мы по-прежнему хорошо общаемся. Вторая жена, Луиза Лассер, была девушкой моей мечты. Когда я жил в Бруклине, мечтал о женщине, которая, как в кино, живет на Манхэттене, на Пятой авеню, в дуплексе — доме на две семьи. Познакомившись с Луизой, я сразу понял: вот она! Она жила в дуплексе на Пятой авеню и была очень утонченной, красивой и умной. У нее даже была ученая степень в политологии. Мы восемь лет встречались, а потом поженились. Луиза очень поддерживала меня в тот момент, когда я только начал выступать на сцене. У нее я научился тому, как жить в Нью-Йорке.

     — А чему вас научила третья жена — Сун-и? Она же гораздо моложе вас.

     — У нее совершенно другой жизненный опыт. Сун-и родилась в Сеуле, и ей пришлось пройти через ужасные испытания, которых мы даже представить себе не можем, потому что никто из нас не был сиротой в Корее. В пять лет она оказалась на улице, где так голодала, что даже съела кусок мыла — думала, что это еда. Я узнал от Сун-и о другой жизни. Мне вообще несказанно повезло: все женщины, которых я встретил на своем пути, были замечательными и внесли огромный вклад в развитие моей личности. Я всем обязан им. И в первую очередь моей кузине Рите. Она старше меня на пять лет и, когда я был маленьким, все время брала меня с собой — и в парк на Кони-Айленде, и в кино, и везде-везде. Приобщила меня ко многим вещам. Так что я — «продукт» многих замечательных женщин. И очень благодарен им за это.

     — Вы бывали в Сеуле с Сун-и?

     — Нет. Она, конечно же, очень хочет, чтобы я туда съездил. Но я не был ни в Китае, ни в Японии, ни в Индии. Эта часть мира — загадка для меня. Путешественник я никудышный — никогда не был в Южной Америке, даже в Мексике. Только однажды ездил в Канаду, когда мне было 65. И это страны, граничащие с США. Я предпочитаю находиться у себя дома, на Манхэттене. Не люблю приключения, а Сун-и, наоборот, обожает рисковать. Если бы она могла, то прямо сегодня отправилась бы в Сеул. Или Пакистан, или даже Афганистан! Ей не страшны никакие путешествия. Я бы с радостью с ней съездил, но надеюсь, что умру раньше, чем представится возможность. (Смеется.)

     — Если вам так не нравится путешествовать, как вы оказались в Париже?

     — Этот город я обожаю, получаю огромное удовольствие от прогулок по его улицам. В первый раз я оказался здесь в 1965 году и потом часто возвращался сюда. Для меня Париж — второй дом.

     — Раньше вы все-таки больше путешествовали, например, со своим джаз-бэндом?

     — Да, мы записали несколько пластинок, но потом завязали с этим. Я не уверен, что когда-либо отправлюсь еще в один тур. Люблю играть на кларнете, но мне не нравится ездить по миру, собирать чемоданы, регистрироваться в отелях. Все это не для меня.

     — Но вы продолжаете выступать в Нью-Йорке?

     — Да, играю в нескольких кварталах от дома, в отеле Carlyle. Могу дойти туда за десять минут. Выступаю каждую неделю по понедельникам. Там собираются такие замечательные люди — я по-настоящему получаю удовольствие.

     — К вам приходил Джастин Тимберлейк? Вы играли вместе?

     — Нет, я не очень хорошо знаком с его музыкой, потому что мое музыкальное развитие закончилось в конце 1950-х. Я лучше знаю Джастина как актера. Зато я играл с Джеймсом Белуши. Однажды Джеймс пришел в бар, когда мы выступали с группой, и у него была с собой губная гармошка. Он сыграл вместе с нами. (У Белуши более 20 лет своя музыкальная группа, они регулярно гастролируют по США. — Прим.) Не думаю, что мне было бы под силу сыграть вместе с Джастином — он превосходный музыкант.

     — А как вам Джастин-актер? Вы говорили, что у него есть классический шарм, как у Кларка Гейбла и Хэмфри Богарта.

     — Джастин — настоящая кинозвезда. На роль спасателя Микки мне нужен был актер, который бы выглядел как человек, который может действительно спасать жизни. Мужественный и спортивный, а не такой спокойный и маленький, как я. Кто-то предложил Джастина, и я подумал, что это отличная идея. У него особое обаяние. Живи мы в 1930-х или 1940-х, он бы точно стал одной из звезд той эпохи.

     — Дети понимают, какую важную роль ваши фильмы играют для многих людей?

     — Не думаю. Они уже взрослые. Мы их никогда не ориентировали на шоу-бизнес. Так что дети не видели большинство моих фильмов, для них я просто домашний парень, который, как они говорят, «не в теме». Знаете, у них очень трезвый взгляд на меня: до него не доходит, он это не знает, он не может расслышать, что происходит. А Сун-и вечно с ними соглашается: «Да, он старше, поэтому он не понимает». И часто меня подкалывает. Вот такая у меня жизнь дома. Понятно, они видят меня в халате, в кровати, как я смотрю в пижаме бейсбол по телевизору. Они любят меня, но не пребывают от меня в восторге.

     — Но вы же именно такой и в своих фильмах!

     — Конечно. Люди считают, что я и есть тот персонаж, которого они видят на экране. Если посмотреть на Чарли Чаплина в обычной жизни, это успешный бизнесмен, настоящий интеллектуал и композитор. А на экране все по-другому — шляпа и усы. Но я так не делаю. Я появлялся на экране в том же самом, что и сейчас на мне надето, и делал то же самое, что и в обычной жизни, — гулял по Нью-Йорку, ходил по ресторанам. Поэтому люди считают, что я такой же, как мои герои. Но нет! Мои герои легкомысленнее и, надеюсь, смешнее меня. Я не такая интересная личность. Встаю утром, езжу на велосипеде, работаю, играю на кларнете и гуляю по парку. Веду обычную жизнь типичного представителя рабочего класса. Днем — работа, а по вечерам сижу напротив телевизора и смотрю игры с мячом: американский футбол, бейсбол, баскетбол, теннис, гольф… Все подойдет. Я даже могу смотреть соревнования лесорубов. Просто люблю спорт.

     — В вашем фильме герой Джастина мечтает стать сценаристом и использует книги, чтобы соблазнять женщин. А какие книги порекомендовали бы вы?

     — Всегда советую то, что нравится мне самому. Я никогда не был читателем — мой список литературы очень банален. Люблю, когда груз развлечения висит на писателе, я не хочу проделывать за него всю работу, как в «Улиссе» Джеймса Джойса. Мне нравятся сравнительно простые книги. Чехов — хороший пример. От его сюжетов получаешь удовольствие: они всегда эмоциональны, и ты понимаешь, к чему он клонит.

     — Но часто в его историях мрачные финалы.

     — А мне всегда нравились мрачные вещи. Я ведь не собирался быть комедийным автором. Как и Джастин в моем фильме, я хотел быть следующим Юджином О’Нилом, Артуром Миллером, Теннесси Уильямсом или Антоном Чеховым. Но у меня другой талант. Вот почему время от времени я стараюсь сделать что-то серьезное, но по большей части у меня выходят комедии.

     — Одна из ключевых фраз «Колеса чудес» — «у сердца свои собственные правила». Но разве не для того нам дан разум, чтобы противостоять чувствам?

     — К счастью или к несчастью, мы все жертвы наших эмоций. И каким бы вы ни были рассудительным и логичным, сердце управляет вами и вашими чувствами. Очень сложно брать верх над сердцем.

По материалам http://www.tele.ru


Пользователи Сети высмеяли McDonald’s за странный мем
Barber: Say no more, fam. pic.twitter.com / Up7lkDqwPq — McDonald's UK (@ McDonaldsUK) February 22, 2018 Многие пользователи Twitter не поняли смысла мема.

Роспотребнадзор предупредил россиян о вспышке сальмонеллеза в США
Роспотребнадзор предупредил о вспышке сальмонеллеза в 20 американских штатах.

Движение ограничено по всем трассам Ростовской области из-за снегопада
Движение пассажирского транспорта ограничено по всем федеральным и региональным трассам Ростовской области из-за сильного снегопада, сообщили ТАСС в отделе пропаганды УГИБДД Главного управления МВД России по региону.

Резюме Стива Джобса с грамматическими ошибками продадут на аукционе
Резюме в одну страницу было написано Джобсом от руки в 1973 году и содержит ряд орфографических и пунктуационных ошибок.

Ростральные колонны зажгут вечером в честь Дня защитника Отечества
Огни Ростральных колонн загораются несколько раз в году, в дни городских и всероссийских праздников и в особо торжественных случаях.

Шойгу вручил награды юнармейцам за спасение людей
Министр обороны России Сергей Шойгу в День защитника Отечества вручил награды юнармейцам, спасшим людей в чрезвычайных ситуациях.

В Петербурге рыжим котам найдут хозяев в День защитника Отечества
В котокафе «Республика кошек» – филиале Музея кошки в Санкт-Петербурге в День защитников Отечества пройдет акция «Все оттенки кошачьего» - питомцев будут отдавать в добрые руки.

Ночь на 23 февраля стала самой холодной в Москве с начала зимы
Столбики термометров в Москве в ночь на 23 февраля опустились до отметки минус 18,4 градуса, что стало самым низким показателем в столице за эту зиму.

Роспотребнадзор рассказал, как не получить обморожение
Роспотребнадзор напомнил россиянам об основных правилах профилактики обморожения при прогулках и работе на воздухе.

В Нью-Йорке скончался князь Владимир Голицын
В четверг, 22 февраля, в Нью-Йорке скончался президент Русского дворянского собрания в Америке князь Владимир Голицын, сообщает ТАСС со ссылкой на информацию прихода синодального собора Знамения Божией Матери в Нью-Йорке.

В десяти районах Сахалина объявлена лавинная опасность
Высокая лавинная опасность объявлена в десяти районах Сахалина, сообщила пресс-служба регионального главка МЧС России.

В Петербурге спасли болотную сову Фуфырика
В Петербурге участники отряда "Кошкиспас" ПСО "Экстремум" спасли болотную сову и передали её специалистам.
 РАЗВЛЕЧЕНИЯ Минимизировать

  
 Полезно Минимизировать

  
 Links Минимизировать